Топ ТемыАвтоБизнесНедвижимостьПравоВластьДеньгиОбществоОбразованиеКультураСпортVIPЗдоровьеТуризмШоппинг
Наверх
Рубрики
ГлавнаяКультураКультура › Дмитрий Врубель: почему мы неправильно понимаем "Библию"

Дмитрий Врубель: почему мы неправильно понимаем "Библию"

 

Дмитрий Врубель

Во второй части интервью Дмитрий Врубель делится с нами размышлениями о том, зачем современному искусству провокативность, почему мы неправильно понимаем Библию, и какими новыми проектами художник готов нас удивить в ближайшее время . Художник Дмитрий Врубель – автор известнейшей, вошедшей в историю граффити-фрески «Братский поцелуй», на которой страстный до социалистического братства генсек Леонид Брежнев приветствует лидера ГДР Эрика Хонеккера. Картина была создана Врубелем на одном из участков берлинской стены в 1990 году как символ объединения Германии.

- Поговорим немного об искусстве. Какими словами Вы бы обозначили направление, в котором работаете?
- «Contemporary art» – то есть, современное искусство.


- А подтечение?
- Сложно сказать. Есть классическое, музейное искусство, которому обучают в академиях, а есть современное, о котором вообще непонятно, искусство ли оно, и имеют ли современные художники хоть какое-либо отношение к искусству. Просто не знали, как назвать тех странных людей, которые делают перформансы, хеппеннинги, инсталлялции, и назвали их условно –  «artists». Современное искусство – это бесконечный эксперимент. Искусствоведы наверняка будут находить какие-то разветвления – особенно американцы любят давать названия различным направлениям.  

 

- Когда зародился импрессионизм, он был сразу отвергнут искусствоведами, над ним насмехались. Сейчас же, спустя сто лет, никто не сомневается в одарённости того же Сезанна или Моне. Может, современное искусство ожидает такая же участь? И спустя сто-двести лет современных художников будут называть революционерами?
- Конечно! Любое «новое» вызывает сопротивление. Потому что традиционное искусство – это то, к чему мы привыкли. Люди не хотят ничего менять, а современное искусство – провокативно и не всегда приятное...


 –Но противники актуального искусства утверждают, что оно есть зрелище отвратительное, разрушительное по своей сути, и творчества в нём по-минимуму, а скандала и пиара по-максимуму.
- Одна из задач, которую мы ставим перед собой – сказать на языке искусства о тех вещах, о которых общество либо не говорит, либо говорит как-то невнятно. А важные вещи – они всегда очень болезненны. Мы хотим, чтобы люди обратили внимание на сам факт, что есть проблема. И никто лучше, чем художник, этого не сделает. Прочитаете вы, скажем, статью о какой-нибудь проблеме, послушаете выступление учёного-социолога  – и просто благополучно забудете об этом на следующий день. А современное искусство сделает так, что вы запомните об этом. Вы будете бороться, утверждать, что это – не искусство, но вы станете постоянно об этом говорить. Сколько всего на свете уже сделано – миллионы картин, сколько музеев, сколько галерей. В этой массе визуального, которое человечество произвело, сделать что-то, что обратит на себя внимание – практически невозможно.

- То есть, Вы скорее ставите вопросы, чем отвечаете на них? Например, в Вашем «Евангельском проекте»?
- Что касается Евангельского проекта, я понял, что его нужно продолжать. Это такое обращение к соотечественникам – хотя там интернациональные текст и картинки – что, мол, ребята, даже если кто-то знает Евангелие и читает в церкви – вы же ничего понимаете, о чём в нём говорится. Оно же написано на языке 19-го века! Даже обновлённое, а я уж не говорю о старославянском. Ведь последняя редакция была во второй половине 19-го века. Пятьдесят лет пытались перевести Евангелие со старославянского на русский, плюнули, и половину не  доперевели. Так, например, одно из Евангелий написано мытарем (Евангелие от Матфея), и Христос сам говорил, что «любит пить и любит есть, и сидит рядом с мытарями и грешниками». Люди в России смотрят на икону с мытарем и повторяют это слово, которое они не знают. «Мытарь» – это сборщик налогов, но который «выбивает» долги, – современный коллектор, по сути бандит, потому что все коллекторы – бандиты. То есть Матфей был предателем-рэкетиром. Христос, получается, пил и ел с предателями, бандитами и проституками (блудницами) и говорил, что именно им принадлежит Царствие Небесное. Ребята, вот это и была революция две тысячи лет тому назад! Все говорили, что бандитов надо сажать, проституток надо тоже сажать, а Христос сказал: нет, то, что вы считаете плохим – то и надо любить. Евангелие – это книга о том, что нам считать хорошим, а что – плохим, в ней есть ответы на все вопросы. И мне кажется, что переводы Библии были специально так хитро сделаны, чтобы люди в золоте – священнослужители – могли сказать, что только они их понимают. Хочу отметить, что мы подошли к нашему Евангельскому проекту очень спокойно и не хотели никого облить грязью. Мы просто хотим докопаться до первоисточников, чтобы Библия была переведена на понятный всем язык. А православные фундаменталисты боятся, что что-то сдвинется с места.

– Дмитрий, расскажите о ваших планах, над чем работаете сейчас?
–  Недавно мы запустили свой сайт, планируем его дальше развивать. Хотим выпустить пиво «Брудеркусс», которое будет продаваться только в клубе «Панда». В сентябре-октябре – тоже в сотрудничестве с «Пандой» – хотим запустить проект, связанный с GEM’ой (GEMA - германское общество по защите авторских прав – прим.ред.). Недавно эта организация начала атаку на все клубы – теперь они должны платить ей авторские отчисления, причём не с количества людей, пришедших на концерт, а с площади. По этому поводу мы хотим сделать «арт-интервью» с клубными ребятами, с диджеями, с самой GEM’ой. Мы будем задавать вопросы, Вика Тимофеева – фотографировать, потом мы делаем выставку с этими персонажами и их высказываниями и устраиваем  подиумную дискуссию по обсуждению этих самых авторских прав. Мы хотим взять интервью со звёздными клубными людьми и даже сделать потом небольшой фильм. Ещё мы будем продолжать наш Евангельский проект – в режиме постоянного обновления, чтобы люди видели, как возникают картинки, и могли бы дискутировать. Короче говоря, нам бы хотелось запустить процесс русской Реформации.

Интервью взяла Елена Арент

/6
TAGS:

 


Фотографии взяты с сайтов:


https://www.facebook.com/artvrubel/photos
www.bruderkunst.ru





Последние статьи:
Архив статей: